Ожидания и реальность: что недооценили экономисты в 2020 году в связи с COVID и карантином

2020 год был большим вызовом для всех – и для макроэкономистов в частности. Весь мир и Украина столкнулись с новым видом кризиса, который не вписывался в прошлые шаблоны. Происходившие в XXI веке эпидемии коронавирусов SARS, MERS и пандемия свиного гриппа A/H1N1 имели абсолютно иные масштабы и весьма скромное влияние на экономическую активность.

Но на этот раз ситуация с распространением коронавируса вмиг стала ключевым фактором прогнозирования, заставляя макроэкономистов поневоле примерять на себя белые халаты и пытаться делать оценки того, какие еще ограничения могут быть введены и на какой срок.

Но это не отменяет ретроспективную «работу над ошибками». Сегодня, когда фактическая статистика по экономике Украины за 2020 год уже сформирована, весьма интересно оглянуться назад и посмотреть, какие допущения были правильными, а какие – нет. Это очень важно для калибровки ожиданий на текущий год, ведь карантинная тематика так и не ушла с повестки дня.

Безусловно, макроэкономические прогнозы, делавшиеся весной 2020 года, представляют малый интерес, поскольку они часто устаревали уже спустя несколько недель после их составления – это касается не только Украины, но и всего мира.

Например, в марте 2020 года, большинство опрошенных экономистов мира полагали, что коронавирус уже не будет оказывать негативного влияния на мировую экономику в 2021 году. С тех пор экономисты существенно улучшили понимание происходящего.

Впрочем, фактические показатели украинской экономики все же существенно отличаются и от более поздних прогнозов. Сравнение авторитетных прогнозов, составленных в ІІІ квартале 2020 года (когда прошло уже половина года, включая провальный II квартал, ситуация стала понятнее, апокалиптические прогнозы развеялись, и многие карантинные ограничения уже были сняты) с фактическими результатами указывает на два ключевых расхождения.

К середине 2020 года экономисты раскусили дезинфляционную природу коронакризиса, хотя весной дискуссия по инфляции велась в очень разнонаправленном диапазоне. Если сравнить прогнозы ІІІ квартала с фактическим результатом, то меткость весьма высокая: ожидания роста индекса потребительских цен (ИПЦ) на конец 2020 года группировались вокруг отметки 5%, которая и была зарегистрирована по факту.

Данные: Госстат

Но при этом прогнозы денежного объема ВВП недооценили фактический результат на огромную величину: отклонение составило от 190 до 284 млрд грн! Масштаб отклонения в 4,5-6,8% лишь частично объясняется погрешностью ожиданий по динамике реального ВВП, которое для приведенных прогнозов максимально составляло 2 процентных пункта.

Это означает, что несмотря на успешные прогнозы ИПЦ, экономисты существенно недооценили более широкую инфляцию, измеряемую дефлятором ВВП. А рост дефлятора ВВП в IV квартале 2020 года достиг 17,5% год-к-году, что стало максимумом за последние четыре года.

Сравните это со средним ростом ИПЦ на 3,8% год-к-году, почувствуйте разницу. То есть инфляция в экономике под конец 2020 года уже была в 4,6 раза сильнее, чем инфляция, измеряемая по корзине ИПЦ.

Такое в Украине случалось не единожды, но на этот раз мимо аналитиков пробежал «слон», который определяет динамику того же ИПЦ в 2021 году. Взлет цен на многие товары действительно превзошел ожидания аналитиков по всему миру. В этом контексте отрадно, что самый высокий рост дефлятора (на 34%) в IV квартале был как раз у экспортной компоненты украинского ВВП.

В итоге за счет роста цен, украинская экономика уже в 2020 году оказалась намного больше ожидаемого, что скорректировало вниз все масштабируемые по ВВП показатели, такие как дефицит государственного бюджета (5,2% ВВП) или государственный долг (60,8% ВВП). Гривневый объем ВВП в прошлом году даже вырос на 5,4%, а долларовый – уменьшился всего на 0,2%.

Говоря о динамике экономики (в целом, ожидания были пессимистичнее фактического результата), мы выходим на второе ключевое отклонение прогнозов от реальных тенденций. Оно касается оценки доходов и расходов потребителей. Как видно из сравнения прогнозов III квартала, при аналогичных оценках ИПЦ большинство из них все еще предполагали весьма скромный рост реальных заработных плат на 1,3-3,5% в 2020 году, однако по факту рост составил 7,4%.

Конечно же, зарплаты – это далеко не все доходы, но значительная их часть. К тому же прогнозы по их динамике присутствуют у многих организаций, что облегчает сравнение «ожидания – реальность». По факту влияние коронакризиса на доходы конечного потребителя было сильно переоценено, и для многих рост потребления домашних хозяйств на 1,6% по итогам 2020 года наверняка стал сюрпризом.

Ретроспективный анализ макроэкономических результатов 2020 года – огромный кладезь информации не только для калибровки актуальных макроэкономических прогнозов и моделирования пандемических кризисов, но еще и важный источник переоценки взглядов на приоритеты антикризисной политики.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Статьи, публикуемые в разделе «Мнения», отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net

Добавить комментарий