«Ненужная» вода и желанный «ущерб»: взаимоисключающие цели крымских чиновников

Чем больше российские власти Крыма говорят о воде – тем сильнее в их голосе, как бы они это не скрывали, ощущается фантомная боль по утерянному каналу. И это странно, потому, что даже бывший президент Крыма Юрий Мешков в 1992 году просчитал, что в случае аннексии полуострова, Украина перекроет поставки воды, электроэнергии и прекратит снабжение полуострова продовольствием.

Почему же в 2014 году не посчитали нужным учесть эту реальность?

Ответа два. С одной стороны – думали, что смогут заставить Украину, а с другой – не представляли масштабов будущего дефицита воды. Думали, что смогут легко найти новые источники. А новые воинские части, промышленность и усиленная колонизация переселенцами из России оказались непосильной нагрузкой на трубы и кабеля.

Читайте также

В словах и действиях, например, спикера российского парламента Крыма Владимира Константинова умещаются взаимоисключающие тенденции. С одной стороны, он много раз заявлял, что днепровская вода «грязная», и что она может быть даже «умышленно отравлена», вот и на днях он снова заявил: «Мы приспособились и многое сделали, чтобы не зависеть от днепровской воды. Она нам не нужна, поскольку в нее слиты все нечистоты. Ни в одном украинском городе не соблюдаются санитарные нормы, все брошено на самотек. И что же, вся грязь должна прийти в наш благословенный Крым?».

И Константинов, надо думать, сам понимает, что говорит неправду – и санитарные нормы соблюдаются, да и вода перед «благословенным» Крымом надежно очищается Каховским водохранилищем.

А с другой стороны, Константинов много лет усердно добивается подачи этой «грязной воды» в Крым, и для этого в последнее время задействовал все рычаги – исторические, информационные, административные, судебные.

На днях газета российского парламента Крыма провела, как назвали журналисты, «инспекцию Северо-Крымского канала» и опубликовала вывод: «Насосные станции исправны, – подтверждает замдиректора Красноперекопского филиала ГБУ РК «Крыммелиоводхоз» Артем Положий. – Кадровый состав профессиональных навыков не утратил. Минувшие семь лет занимались сохранением мелиоративной сети Красноперекопского района. В том числе русла Северо-Крымского канала: бетонировали, ремонтировали. Регулярно обследуем откосы, избавляемся от поросли, ведь она разрушает железобетонные конструкции».

Читайте также

Крымские журналисты обратились к истокам строительства Северо-Крымского канала и пытаются доказать, что Украина не была к нему причастна. Бывший работник Крымского облисполкома Георгий Капшук эмоционально рассказал, какое это было грандиозное событие, имевшее решающее значение и для социального преобразования крымского села, и для экономического развития аграрного комплекса, а также городов Крыма, и промышленности.

Капшук рассказал: «Красноперекопский район был сухой безжизненной степью – сплошь солонцы и солончаки. Температура почвы летом доходила до 60 градусов. Пресную воду подвозили на волах. Рассказывали, в годы засухи народ вымирал целыми селами. Садов и огородов почти не было, безжалостное солнце сжигало абсолютно все. Вода подавалась по графику в Симферополе, Севастополе, Керчи, Феодосии, Судаке. В Керчи и Феодосии даже лимонад имел солоноватый привкус, потому что основу для него добывали из скважин».

А вот что он рассказывает о том, как изменилась жизнь в Крыму после подачи днепровской воды: «Жизнь в Крыму расцвела. Люди поехали его осваивать. Возводились детские сады, школы, создавалась социальная инфраструктура, начался прирост населения (с 1963-го по 1990 год – с 1236 000 человек до 2 443 000). Появилась оросительная система: 11 000 км межхозяйственных оросительных каналов и трубопроводов, а это больше, чем отсюда до Аляски!

Читайте также

И уже к 1988 году 20% орошаемых земель давали 60% всей сельскохозяйственной продукции полуострова, а в общегосударственном объеме Крым производил 38% винограда, более 15% плодов и ягод и 6% овощей. Здесь были самые социально обустроенные села. Детские сады, фельдшерско-акушерские пункты, быткомбинаты, клубы, дворцы культуры».

Впрочем, кто этого не знает? Как и то, чьим умом и усилиями построен канал. Но вот автор статьи, рассказывая, как строили Северо-Крымский канал, не только упомянул о «бессильной злобе дикарей-бандеропитеков», но даже не упомянул об усилиях Украины, которая этот канал спроектировала и построила. Наоборот: заслуги приписал Николаю II, который якобы «дал добро на старт», но так и не стартовал из-за начавшейся революции.

Спрашивается: если чиновники в РСФСР так понимали значение и необходимость канала, как его сейчас понимают крымские журналисты, то почему же они не построили его до 1954 года, а передали Крым Украине практически пустынным, как рассказывает Георгий Капшук?

Читайте также

Много сомнительных тенденций есть и в стремлении Владимира Константинова непременно получить от Украины какие-то «компенсации ущерба». Если Крыму «грязная и отравленная» днепровская вода не нужна и может принести вред, так самое время поблагодарить тех в Украине, кто эту «отраву» перекрыл.

Вместо этого, он добивается и пуска воды, и «возмещения ущерба». Один раз он говорит, что иск будет предъявлен «государству Украина», в другой раз – Андрею Сенченко, Рефату Чубарову и Мустафе Джемилеву, хотя этот вариант, как и вся затея с «ущербом», явно ни в каком суде не проходной, поскольку никто из них лично канал не перекрывал.

Недавно в Симферополе состоялось совещание, на котором заявили, что «депутаты, представители исполнительной власти, юристы и ученые, приступили к подготовке первого судебного иска». Глава этой рабочей группы Ефим Фикс заявил, что иск будет предъявлен Петру Порошенко, Андрею Сенченко и Арсению Яценюку.

Как говорит Ефим Фикс, «Сенченко цинично утверждал, что «терпеливое отношение крымчан к проблемам — это их посильный вклад в победу над агрессором и освобождение украинского Крыма». А Джемилев «торжествовал, что блокада показала, что у Крыма без Украины перспектив нет». Фикс, вероятно, осознает, что убедить судью удовлетворить иск на основании того, что один «цинично утверждал», а другой «торжествовал», будет сложно, поэтому он не ограничился водой и добавил, что Сенченко якобы «сказал, что лично финансировал диверсии на полуострове». Конечно, источник Ефим Фикс не называет, видимо, надеясь, что крымчане ему поверят на слово.

А газета, утверждавшая ранее, что канал исправен и работоспособен, сейчас утверждает, что иск сопровождают «видеокадры, снятые вдоль русла фактически уничтоженного канала». Так исправного или «уничтоженного»?

При этом Владимир Константинов заявил, что желания крымских чиновников получить «ущерб» от Украины неисчерпаемы: «Наши претензии гораздо шире. Они касаются не только водной блокады, а и энергетической, транспортной, продуктовой, которые терпеливо пережили крымчане… Объявленная Украиной торговая блокада разрушила прежние рынки сбыта и обеспечение полуострова продуктами».

Общаясь с журналистами, Константинов заявил, что «сумма нанесенного Украиной ущерба перевалила за триллион»: «Пока речь идет о прямом ущербе, но есть еще косвенный, ведь из-за недополученной воды не смогли вырастить ожидаемый урожай, например. Во что выливаются такие убытки, еще не оценивали, поэтому окончательная сумма будет более значительной».

Константинов утверждает, что первый иск, касающийся водной блокады, планируют «подать в российский суд на территории, где это преступление совершено, то есть в Крыму, в первом полугодии 2021 года». По его мнению, «Крым сможет арестовывать для возмещения ущерба все, что будет проходить, пролетать, проезжать мимо Крыма и Российской Федерации, а людей, признанных виновными, объявят в международный розыск, важно сформировать претензионный пул».

Читайте также

Константинов почему-то все время забывает, что первопричиной всего «ущерба», о котором он говорит, стала военная оккупация Крыма и аннексия полуострова Россией. Он забывает, что по международному праву, Россия как государство-оккупант, взяла на себя обязанности по обеспечению Крыма всем необходимым. Россия нанесла «ущерб» сама себе.

Кажется, что крымские чиновники попали в такую сложную ситуацию, что не могут сориентироваться, чего именно они хотят. Однако все объясняется намного проще. И в Симферополе, и в Москве одинаково боятся тех претензий, которые мир предъявит им на саммите после формирования «Крымской платформы», и они считают, что лучшая защита – это нападение.

Все «подсчеты ущерба» – это всего лишь разработка ответных претензий на требования ООН, ОБСЕ, Совета Европы и международных судов к Москве соблюдать международное право.

Специально для Радио Свобода

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Статьи, публикуемые в разделе «Мнения», отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией
редакции LIGA.net

Добавить комментарий